?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

БАКСТ ЛЕОН НИКОЛАЕВИЧ

НЕИЗВЕСТНЫЕ ПРИНТЫ


“В каждом цвете существуют оттенки, выражающие иногда искренность и целомудрие, иногда чувственность и даже зверство, иногда гордость, иногда отчаяние. Это может быть… передано публике… На печальный зеленый я кладу синий, полный отчаяния… Есть красные тона торжественные и красные, которые убивают… Художник, умеющий извлекать пользу из этих свойств, подобен дирижеру, который может взмахом своей палочки… безошибочно извлечь тысячу звуков“.

                                            Лев Бакст


Автопортрет. 1893

Леон Николаевич Бакст (настоящее имя — Лейб-Хаим Израилевич, или Лев Самойлович Розенберг; 1866—1924) — российский художник, сценограф,  книжный иллюстратор, мастер станковой живописи и театральной графики, один из виднейших деятелей объединения «Мир искусства» и театрально-художественных проектов С. П. Дягилева.

Нет великого и малого в искусстве. Бенвенуто Челлини собственноручно делал чашки и солонки.Так великий русский художник Лев Бакст отвечал на вопрос, зачем ему — революционеру, создателю дягилевских "Русских сезонов" — рисовать для текстильных маг­натов. Сотня его эскизов для массового производства набивного шелка, созданная по заказу американского миллионера Артура Селига девяносто лет назад, стала последним — и самым неизвестным — арт-проектом Бакста.



На деле низкий портновский жанр привлекал художника не меньше высокого театрального еще с петербургских времен: параллельно кос­тюмам для балетов Александринского теат­ра Бакст создавал и повседневные наряды для своей супруги Любови Гриценко, дочери Павла Третьякова — к слову, не только основателя галереи, но и владельца текстильных фабрик. "Клиентки приходили с красивой акварелью, купленной у Бакста за большие деньги", — писал в своих мемуарах тогдашний король парижской моды Поль Пуаре. За двенадцать рисунков платьев он как-то предложил Баксту двенадцать тысяч франков. История не сохранила условий, на которых Бакст в итоге подписал с Пуаре контракт и год поставлял ему идеи.



В 1912 году художник заключил новый договор, на три года, с другим важным для парижской моды Домом — Жанны Пакен. Бакст получал десять процентов с продажи каждого наряда с придуманными им узорами. А во время Первой мировой он уже всерьез обсуждал создание собственного бюро проектирования не только тканей и одежды, но и посуды, мебели, предметов интерьера, замахивался даже на автомобили.

8.jpg









Сотрудничества Бакста с Селигом могло бы не случиться, если бы не Первая мировая война, которая поставила крест на планах художника создать в Париже свое дизайн-бюро. Популярность дягилевских сезонов пошла на спад, к тому же между импресарио и художником случился разрыв. В итоге, когда Баксту, кормильцу семьи из четырнадцати человек, сделали предложение приехать в Америку — проводить выставки, читать лекции, писать портреты бомонда, он согласился.

В январе 1923 года в нью-йоркском отеле «Плаза» Бакст с оглушительным успехом прочел свою первую лекцию о моде. Считается, что именно после нее художник и был представлен шелковому королю Америки Селигу. Тот предложил Баксту создать орнаменты для его тканей, попросив использовать народные американские мотивы. Тогда они активно входили в моду. Началась эра увлечения джазом, блюзом, чарльстоном — «искусством черных».




Бакст предложение Селига встретил с энтузиазмом. Он вступил в переписку со специалистом по американским древностям Кроуфордом, подписался на бюллетень Археологического института Америки, а в следующий приезд, через год, отправился в путешествие по Западному побережью изучать искусство индейцев в резервациях Калифорнии и Великих равнин: керамику, тиснение по коже, покрывала, ковры племен навахо, акома, хопи. В них художник увидел, как выразился сам, "зеленую свежесть примитива": абстрактные стилизации, симметричность рисунков, живость цветов.


Орнамент художник называл "краеугольным камнем всего движения".

А краеугольным камнем бакстовского орнамента была геометрия. В этом модернист Бакст был наследником по прямой безвестных создателей лоскутных костюмов Арлекина, авторов античных амфор и древнеегипетских пиктограмм — у него сложность узора так же возникала из изобретательно сложенных вместе простых элементов. На костюмах для балета "Нарцисс" Бакст выстраивал в строгом порядке концентри­ческие круги с контрастным горохом внутри. В "Пизанелле" — треугольники, в "Дафнисе и Хлое" —ромбы и шахматная клетка, в "Садко" — полумесяцы. В "Жар-птице" геометрию образовывали трафаретные птицы и звезды. Бывало и наоборот: Бакст мог выкладывать из простых фигур изображения животных, арабески, целые миниатюры.



Так и в его узорах для шелка. На одном эскизе абстрактные, вдохновленные изображениями ацтеков и инков фигурки женщин, всадников, крылатых чудищ — однотонные, но заштрихованные внутри, да и фон — структурный, пуантилистский. Другой орнамент состоит из цветных треугольников в шахматном порядке, но эти треугольники на самом деле — то ли стилизованные мохнатые ели, то ли жилки засушенных листьев из гербария. Даже сложнейшие на первый взгляд узоры упорядочены. Взять хотя бы изображающий негритенка: на нем и пиктограмма человека, и солнце, и птицы, и парафраз на ионические капители, и "елочка". Но асимметрична только цветовая гамма.



Использовал художник и русские мотивы. Узор с малороссийских вышивок рубашек стал на эскизах фоном, жостовские цветы — наоборот, вышли на первый план, лишившись черного задника, как и хохломские лебеди и листья рябины. Были еще индийские ведические завитки, минотавры и Икары, растительность с персидских и турецких ковров — у эскизов тканей Бакста те же экзотические источники вдохновения, что и во времена "Мира искусства" и балетов. И вновь шквал цветов — Бакст в текстиле тот же колорист, потрясший Париж во времена Дягилева неожиданными контрапунктами: оранжевый он сочетал с синим и зеленым, зеленый — с красным, розовый — с охристым.





Меньше чем за год Бакст передал Селигу девяносто шесть эскизов, в производство пошли двена­дцать из них. Ткани Селига продавали в универмагах Lord & Taylor (в Нью-Йорке — на Пятой авеню).






На этом сотрудничество Селига и Бакста закончилось — в декабре 1924 года художник скончался в Париже. После смерти художника эскизы пару лет пролежали в конторе его американского адвоката, а позднее оказались в бережных руках Алона Бемента, директора Института-колледжа изящных и прикладных искусств Мэриленда, который передал их в 1942 году родному Институту. Несколько лет назад руководство Института решило продать этот ценный актив. 33 оригинальных дизайна тканей, исполненных неподражаемым Львом Бакстом, покинули стены Балтиморского музея искусств, где находились на хранении, и в прекрасном состоянии добрались до родины их создателя. Работы Бакста купила русская коллекционер и галеристка Наталия Курникова. Галерея "Наши художники" воспроизвела рисунки на современных итальянских шелках — в результате можно посмотреть не только на гуашевые наброски, сделанные рукой Бакста, но и на то, как выглядит воплощение его замыслов.

Текстильные орнаменты Л.С. Бакста сейчас совершенно забыты. В роскошных альбомах, посвященных французскому и американскому текстилю первой четверти XX века (Schoeser & Rufey, 1989), места для Бакста не находится. Но огромное количество не атрибутированных образцов тканей, названных авторами «Ткань в русско-восточном сти­ле», может означать, что перед нами ткань, напечатанная и вытканная по одному из 96 эскизов, которые Бакст продал текстильным фабри­кантам в конце 1920-х годов и за которые получил огромную сумму — более 80 тысяч франков.


Источник:vogue.ru

Текстиль Бакста
- статья Елены Беспаловой — искусствоведа, историка моды, исследователя творчества Л. Бакста.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
buka_barabuka
Oct. 29th, 2014 07:31 pm (UTC)
Вот так примеряешь платье оттенка искренности, а тебе говорят продавцы: "Вам совсем не идёт этот цвет. Вы в нём такая врушка!".
fleur_marie
Oct. 31st, 2014 03:35 pm (UTC)
После 1914 года Бакст в Россию больше не приезжал… Его сын Андрей и бывшая жена Любовь Павловна смогли ( по ходатайству И. Грабаря и А. Луначарского) выехать в 1921 году в Италию. И тем самым, я думаю, спасли себе жизнь.

"Душа и "король Русских сезонов" Бакст продержался в дягилевской антрепризе дольше, чем другие, но и ему пришлось уходить. Дважды за эти годы Дягилев отвергал его готовые эскизы, а однажды, заказав ему оформление спектакля, тут же перезаказал еще кому-то. Что до "Лавки древностей", то Дягилев, в нарушение их договора с Бакстом, сплавил оформление Дерену. Нечего и говорить, что Дягилев не расплатился с Бакстом за работу…
А потом подошел этот памятный день, когда они увиделись в знаменитом "Кафе де ля Пэ" близ Оперы. Дягилев с очаровательной улыбкой, как ни в чем ни бывало, протянул руку Баксту, но Бакст, без всякого увиливания, не подал ему руки. Не многие позволяли себе такую дерзость. Бенуа не позволял."
(Б.Носик)

А, здесь, сколько оттенков красного!

111226573_YEskiz_dekoracii_k_baletu_Spyaschaya_krasavica_scena_IV__Probuzhdenie__1921.png
Эскиз декорации к балету "Спящая красавица", 1921



Edited at 2014-10-31 04:02 pm (UTC)
( 2 comments — Leave a comment )

Latest Month

June 2018
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com