?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Влюбить по-русски

О судьбе графини Марии Тарновской и участи её поклонников

Лев Лурье, Венеция, 19.11.2012


2.jpg

графиня Тарновская Мария Николавена

В центральном венецианском квартале Сан-Марко в доме под номером 2497 располагается гостиница "Ада", а внизу – популярный в городе бар «Тарновска». Назван он в честь киевлянки, графини Марии Николаевны Тарновской, которая сто лет тому назад заставила говорить о себе весь мир. Эта сенсационная история началась с преступления, не вызвавшего поначалу особого интереса.

В 1910 году Россия — в центре внимания мировой прессы. Бежит из Ясной Поляны и умирает на станции Астапово Лев Толстой. В Париже с невероятным успехом проходят гастроли "Русские сезоны" Сергея Дягилева. И, наконец, "Казо руссо" в Венеции — судебный процесс над русскими, собравший сотни репортеров со всех концов света. Даже для многочисленных случайных туристов он стал главным аттракционом венецианской ранней весны. Больше, чем голуби на площади святого Марка, львы у ратуши и дом Шейлока.

Венецианские судьи подробно рассматривают быт и нравы российской элиты Серебряного века. На скамье подсудимых — сын пермского губернатора, известный московский адвокат и русская графиня, в предках у которой — Мария Стюарт.

Графиня Мария Николаевна О'Рурк (по мужу — Тарновская) происходит из древнего ирландского рода. Её прадед отправился в Россию служить императрице Елизавете Петровне. Елизавета официально признала за ним титул "ирландского графа". Графиня О'Рурк — стройная рыжеволосая, с голубыми глазами девица, что называется, кровь с молоком; с юности она привлекала внимание мужчин. Поклонники говорили, что у Тарновской опьяняющие глаза и тициановский цвет волос, что она обаятельная и смелая, то, что в Америке называется tomboy (женщина с манерами мужчин).



7c583d65b4d6c783a08dd40ed4e9d011_RSZ_690.jpg.png
Мария Николаевна О'Рурк


В 17 лет Мария окончила Полтавский институт благородных девиц (где ее прозвали demivierge, то есть полудевственницей). Демивиержками в те годы называли девиц, которые, оставаясь физически девственными, познали тайны плотской любви.


129449715.jpg

Портрет В.В. Тарновского, 1860-е годы.

В последних классах института Мария обнаружила: в неё без памяти влюблен красавец и богач Василий Тарновский — самый модный жених Киева. Поклонник, как и его избранница, происходил из знатного, хорошо известного на Украине рода. Васюк Тарновский — неслужащий дворянин 22 лет. По слухам, его ожидает огромное наследство, но пока живёт на полном родительском содержании. Обе семьи – как жениха, так и невесты – были категорически против свадьбы, но никакие предрассудки и увещевания родителей не могли сравниться с чарами самой Марии. Молодые тайно обвенчались, а потом были благополучно прощены родителями. В браке в 1897 году у них родился сын Василий, а через два года - дочь Татьяна.

Любимый десерт Марии Николаевны состоял из клубники в эфире, она колола себе морфин позолоченным шприцем и пила одуряющий абсент — спирт, настоянный на полыни. Ничто не мешало веселью супругов — великосветская дама графиня Мария Тарновская родила сына прямо в отдельном кабинете одного из киевских ресторанов.

Младший брат Василия, ученик реального училища Петр, в 17 лет повесился. Многие считали: Петр ушел из жизни из-за своей прекрасной невестки. Разрываясь между братом и невесткой, Петр предпочел самоубийство.

Поклонников Мария предпочитала искать среди бретеров. Как будто хотела принудить мужа к смертельной дуэли. Или погибнет, или отправится на каторгу. Тарновскому (человеку добродушному и даже трусоватому) пришлось драться на шпагах с любовником жены Павлом Голенищевым-Кутузовым-Толстым. Впрочем, обошлось царапинами. Потом появился Стефан Боржевский — с ним Тарновская жила в имении, пока муж находился в Киеве.

Как-то Тарновская пригласила мужа и любовника на ужин в ресторан "Гранд-отеля". Когда Боржевский, выйдя провожать Марию Николаевну, у подъезда гостиницы на глазах мужа наклонился к ней и поцеловал, Василий Васильевич достал пистолет. Пуля попала в заднюю часть шеи Боржевского, но сонной артерии не задела.

Пока муж находился под домашним арестом и следствием, Мария Николаевна горя не знала. У неё новый поклонник, барон Владимир Шталь. Ради неё он бросил жену. Шталь пригласил Марию Николаевну провести месяц в Крыму, та согласилась. Стефан Боржевский тоже отправился долечиваться в Ялту. Но через несколько дней у него поднялся жар, и он вскоре умер. Характерно восклицание Тарновской в часовне, где находился труп Боржевского: "Скорее его похоронили бы, а то он ужасно воняет!"

Она объяснила Шталю: взаимность стоит дорого. Барон был готов купить ее любовь. Шталь застраховал свою жизнь в пользу Тарновской и через два дня застрелился в Киеве у анатомического театра.

Между тем Василия Тарновского судят за убийство Боржевского. Самой Марии Николаевны на суде не было. Все же остальные свидетели, по существу, выступили на стороне Василия Васильевича. Тарновского оправдали. Марию Николаевну ославили на всю Россию.


129449089.jpg

Адвакат Донат Прилуков

В круг многочисленных светских знакомых графини входил Донат Прилуков, московский присяжный поверенный, специалист по коммерческим и гражданским делам. Женат; супруга — милая, серьезная, любящая женщина; трое детей.

В 1906 году на Рождество Прилуков получил письмо из Киева от Тарновской не на домашний адрес, а в контору. В нем она неожиданно признавалась адвокату в любви. Какое-то время Прилуков жил на два дома. Для любовницы он снял особняк Чижиковой на Садовой-Кудринской. Но как ни крепился московский адвокат, в конце концов его, как и всех мужчин Тарновской, что называется, понесло. Как-то на глазах у всей светской Москвы Прилуков по её приказу даже прыгнул из театральной ложи на сцену прямо во время спектакля.

Тарновская с её любовью к роскоши стоила Прилукову в среднем 4 тысячи рублей в месяц. Адвокат постепенно принялся залезать в клиентские деньги. В конце концов похитил 80 тысяч, доверенных ему клиентами, бежал с Марией в Алжир. Скоро и деньги Доната Прилукова закончились.


129449048.jpg

граф Павел Комаровский

За границей Тарновская неожиданно встретила своих старинных приятелей — графа Павла и графиню Эмилию Комаровских. Эмилия тяжело болела. Быстро оценив обстановку, Мария Николаевна Тарновская стала любовницей мужу и сестрой милосердия больной жене. Вскоре Эмилия Комаровская ушла в мир иной. Уже потом, когда Тарновскую арестовали, родственники Эмилии Комаровской заподозрили неладное и потребовали эксгумации тела. Но итальянская юстиция, ведшая дело Тарновской, не была заинтересована в затягивании следствия.

Павел Комаровский нигде не служил и занимался благородными дворянскими делами: организатор съезда российских пожарных, любитель искусств, жертвователь в Орловский губернский музей, владелец большой библиотеки.

На следующий день после смерти жены граф Комаровский сделал Марии Николаевне официальное предложение. Тарновская обещала связать свою судьбу с графом сразу после развода с Василием Васильевичем. И они отправились в Орел.


129449041.jpg

Николай Наумов

В городе было мало людей круга Комаровского, разве что Николай Наумов — его младший приятель, в некотором смысле ученик. Потомственный дворянин, сын пермского губернатора, из старой дворянской семьи, его двоюродный дед — Иван Тургенев. Это элегантный молодой человек 24 лет. Он пьет абсент, переводит Бодлера, словом, декадент. Николай Наумов влюбился в Тарновскую немедленно и страстно. Он даже написал поэму в честь графини, где клялся быть ей верным до гроба.

Представив Марию Николаевну родственникам, Комаровский отправился в Венецию, чтобы купить там палаццо, где собирался поселить любимую. Она же задержалась в Орле. Зря графиня времени не теряла. Вскоре Наумов стал очередным и самым преданным сексуальным рабом госпожи Тарновской. Она проделывала над ним разнообразные эксперименты: тушила папиросы об его кожу, заставила наколоть свои инициалы в качестве татуировки, стегала плетью, ездила на нём, как на лошади. А Наумова это приводило в восторг.

Между тем Тарновская осмотрелась в Орле, и мысль о браке с Комаровским стала казаться ей не такой уж привлекательной. Имение графа выглядело запущенным и было обременено долгами. И граф вовсе не был так баснословно богат, как ей казалось. Никакой приязни к нему она не испытывала и начала понимать, что ввязалась в дурацкую историю.

Комаровская с верным Прилуковым обговорили подробности и начали действовать. Необходимо было обобрать Комаровского, а затем убить его так, чтобы не вызвать подозрений.

Мария Николаевна объяснила графу Комаровскому: бракоразводный процесс затягивается. Положение её двусмысленно. В случае если с графом что-нибудь случится, она останется одна без детей, без родины и без состояния. Павел Евграфович отдал Тарновской 80 тысяч рублей; составил страховой полис на её имя на полмиллиона франков и завещал ей все движимое и недвижимое имущество. Мария Николаевна настояла на том, чтобы в договор о страховке вписали пункт о том, что все деньги она сможет получить и в случае насильственной смерти графа. С этого момента судьба графа Комаровского была решена.

План заключался в том, чтобы использовать Наумова как зомби-убийцу. Скорее всего, Наумову удастся бежать с места преступления. Но и будь он словлен, убийство сочтут преступлением из ревности, он не выдаст Тарновскую и отбудет недолгий тюремный срок.

4 сентября 1907 года. Венеция. Квартира графа Павла Комаровского. Молодой человек в коричневой шляпе и сером пальто звонит в дверь ранним утром. Хозяин еще не вставал ото сна. Открывает горничная — итальянка. Через несколько минут граф в халате выходит к незнакомцу в прихожую. По словам горничной, Комаровский явно знал визитера, был удивлен, но обрадован. Пытался обнять молодого человека. Она вышла. В этот момент из передней раздались один за другим четыре выстрела. Когда туда вбежала она и другие слуги, то увидели лежащего в луже крови Комаровского и склонившегося над ним посетителя, который плакал. Они решили, что произошел несчастный случай. Тут молодой человек встал, открыл входную дверь и убежал на улицу.

Тяжелораненого графа доставили на санитарной гондоле в венецианскую больницу. Раны его поначалу казались несмертельными, но он потерял много крови. В больнице Комаровский составил завещание на имя Тарновской, он отдал ей все состояние. Завещание заканчивалось так: "Прошу браслет и письма Марии Николаевны положить ко мне в гроб". На вторые сутки после ранения и операции по извлечению пули Комаровскому сделали в больнице промывание желудка. Оно привело к внутреннему кровотечению и смерти.

Уже через несколько часов после покушения Наумова задержали и доставили в полицию Вероны. Там он зарыдал и дал исчерпывающие признательные показания. На следующий день после покушения австрийская полиция задержала в венской гостинице Доната Прилукова. Прямо в поезде, идущем в Вену, арестовали Марию Тарновскую и её горничную Элизу Перье.

Следствие тянулось два с половиной года, показания обвиняемых и свидетелей необходимо было перевести с русского на итальянский. Допросили 250 свидетелей, привлекли 22 эксперта, из них 9 психиатров. Результатом работы итальянской юстиции стали 34 увесистых тома на трёх языках: русском, итальянском и французском. И только 4 марта 1910 года в Венеции начался суд над Николаем Наумовым, Марией Тарновской, Донатом Прилуковым и Элизой Перье.


129449053.jpg
Kарабинер сопровождает М. Тарновскую в суд. Венеция.


Итальянцы прозвали Марию angelo nero («Черный ангeл»). Настолько разителен был диссонанс между её историей преступницы и ангельской внешностью. Корреспонденты гадали, устоят ли присяжные заседатели перед чарами подсудимой. Охрану в тюрьме меняли ежедневно, боясь, что Тарновская обольстит стражей.

Во время судебного процесса в Венеции Мария Николаевна говорила адвокату: «В суде, когда я спокойна, меня называют циничной; если бы я плакала и теряла самообладание, мои слёзы назвали бы крокодиловыми. Никто не подозревает, что я переживаю. Разве я в самом деле авантюристка, преступница, убийца, какой меня изображают?.. Если я не являюсь конкуренткой на приз за добродетель, то все, по крайней мере, убедятся, что я больная слабая женщина, а не мегера и демоническая натура…»

В суде Марии пришлось пережить ещё одно предательство. Прилуков ( будучи хорошим адвокатом, но и отменным подлецом) валил всю вину на свою любовницу, упирая на её гипнотические способности.



KMO_110836_00039_1_t210.jpg

Не было сколько-нибудь известной в мире газеты, которая не аккредитовала бы на процессе своего корреспондента. Репортажи из Венеции всю весну увеличивали тираж и "Нью-Йорк таймс", и "Матэн", и "Русского слова". В зале суда — художник Эдгар Дега, великая французская актриса Режан. Но и те, кто не попал в зал суда, простые венецианцы, страстно интересовались происходящим. Тарновская вызвала всеобщее возмущение, её называли "проклятая богом". На фасаде дома, где был убит Комаровский, появился лозунг "Тарновскую — на галеры!»

20 мая суд закончился. Перье оправдали. Наумов приговорен к 3 годам 4 месяцам тюрьмы, Тарновская — к 8 годам 4 месяцам, Прилуков — к 10 годам. Кара могла быть и более суровой, но обвиняемым вменили не убийство, а лишь покушение, посчитав, что Комаровский умер в результате неудачного лечения.

В защиту её выступил один-единственный человек - врач. Он осмотрел женщину и сказал, что её нужно не судить, а лечить и её поведение – следствие болезни. Но тогда врача подняли на смех. Тем не менее, Мария запомнила своего защитника. После освобождения она разыскала его и отблагодарила.

Суд над Тарновской — повод для обсуждения "жгучих вопросов": психоанализ, мазохизм, загадочная славянская душа и русские нравы в целом. Комаровские, Тарновские, Наумовы, Прилуковы — таков правящий класс России перед грядущей революцией.

В Италии Марию Николаевну не забывали никогда: несколько раз переиздавался роман Анны Виванти "Цирцея", Висконти и Антониони собирались снимать о графине кино с Роми Шнайдер в главной роли. А теперь вот на первом этаже палаццо Маурогонато с видом на знаменитую барочную церковь Санта-Мария дель Джильо "Русскому делу" посвящен целый музей.


129449050.jpg
графиня Тарновская Мария Николаевна

Графиня выходит из тюрьмы 10 июня 1915 года и продолжает жить в Италии. После Октябрьской революции, когда её владения были конфискованы большевиками, она отправляется во Францию, где в 1921 году обвораживает одного американского офицера затем они вместе едут в Южную Америку в Аргентину. Она пережила двух любовников и мужа (умерли ли они естественной смертью, мы не знаем), получила в наследство меховую торговлю и умерла в 1949 году в Санта-Фе.

Полная версия в книге:

book_127497_khishnicsy.jpg

Отрывок из книги (21 стр.) в электронном виде: http://bookz.ru/authors/lev-lur_e/hi6nici_920/1-hi6nici_920.html

P.S. И всё же, чтобы разобраться в хитросплетениях жизни Марии Николаевны и её окружения, стоит прочитать книгу. Данный отрывок довольно сумбурен и вносит много неясностей в её деле.


Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com