?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

ХУДОЖНИК-ИЛЛЮСТРАТОР БОРИС ДИОДОРОВ



Отрывки из интервью с художником.
Источник : журнал "Нескучный сад" от 12.08.08.

Борис Аркадьевич Диодоров родился в Москве в 1934 году. Окончил Московский государственный художественный институт им. Сурикова в 1960 г. Народный художник России. Любимая техника - цветной офорт. Профессор Московского государственного университета печати, где организовал и возглавил кафедру иллюстрации и эстампа. Лауреат всех главных отечественных и зарубежных премий в области книжного искусства. Автор иллюстраций ко многим произведениям русской и зарубежной классики.


Проиллюстрировал более 300 книг, выходивших в США, Франции, Испании, Финляндии, Японии, Южной Корее и др. странах.. Работал главным художником издательства «Детская литература». Персональные выставки Бориса Диодорова проходили в Москве, Токио, Берлине, Копенгагене, Вашингтоне, Нью-Йорке.

Его имя внесено в Почетный список лучших в мире иллюстраторов детской книги. В 2001 году за иллюстрации к "Снежной королеве" и "Русалочке" Борис Диодоров был удостоен Гран-при премии Х.К. Андерсена, который вручила ему датская принцесса Александра.




– Вы получили высокую награду из рук датской принцессы. Это похоже на сказку: Андерсен, принцесса… Присуждение такой премии было тогда для вас неожиданностью?

– Абсолютной!

– На вручении вы произнесли речь на английском?

- Ну какая там речь! Я лишь рассказал, что у моего дедушки был потрепанный том со сказками Андерсена, изданный когда-то приложением к «Ниве». Что когда мне их читали, я был уверен, что Андерсен - русский писатель. Датчане смеялись. Андерсен, кстати, собирался в Россию. Мечтал достать, во что бы то ни стало, автограф Пушкина, которого очень любил. И достал! Листочек из пушкинской тетради 1816 года с «Элегией» он хранил до самой смерти, а сейчас он хранится в Королевской библиотеке в Копенгагене.

— Теперь вы часто бываете в Дании?

– Да, теперь я, как обладатель этого приза, езжу на все дни рождения Андерсена. Премия патронируется двором ее величества королевы, и каждый год прибавляется один лауреат. Все мы, лауреаты из разных стран, встречаемся 2 апреля, в день рождения Андерсена. В эту пору вся Дания покрывается цветущими крокусами – ярким весенним ковром. Они бывают белого, фиолетового и желтого цвета. Очень красиво.

— А королеву вы видели?

— Она минут пятнадцать беседовала со мной о моих иллюстрациях. Недавно я послал Ее величеству альбом-энциклопедию «Andersen и русские иллюстраторы», где представлены иллюстрации к сказкам Андерсена двухсот русских художников за полтора столетия.

Кстати, королевский двор в Дании не демонстрирует свое богатство, а члены королевской семьи не носятся по городу с мигалками и сиренами. Там все скромно. У меня появилось много друзей-датчан и я в изумлении от их простоты, они все трудяги, все влюблены в культуру.

— Андерсен не превратился для датчан в просто монумент?

— Удивительная вещь: датчане только сейчас по-настоящему открывают для себя Андерсена. Раньше они не знали, как к нему относиться. Они считали, что просто не могло быть на свете такого нескладного, семейно неустроенного датчанина, как Андерсен. Им не нравилось, что он так и не женился, что у него не было приличного дома, что вечно он скитался. И только в недавние годы всемирное признание Андерсена заставило их поменять свое отношение. Решив относиться к Андерсену как человеку, который так и не вышел из детства, они сразу нашли в нем все достоинства, которые можно не только уважать, но и гордиться ими.

– Кажется, и сами датчане вызывают у вас уважение?

– К стыду своему, я только недавно узнал, что во Второй мировой войне, когда все страны потеряли десятки тысяч своего еврейского населения, Дания потеряла десять человек! Это стало возможно благодаря датскому духу. Когда фашисты издали приказ, что все евреи Дании обязаны носить нашитую на одежду шестиконечную звезду Давида, все датчане как один нашили себе на одежду этот знак, и члены королевской семьи – в первую очередь.

– Эта история очень похожа на сюжет для сказки Андерсена. Та же самоотверженность и солидарность, сострадание…

– Да, сострадание к человеку. Я думаю, сейчас мы нашли главное слово к такому явлению, как Андерсен: он, наверное, мог сострадать как никто другой.

— При слове «детство», что вам сразу вспоминается?

— Довоенная Москва, летнее утро, запах улицы, по которой только что проехала поливальная машина. Пахнет озоном, свежестью молодой листвы. В комнатах просто лежат снопы света! А еще — деревня на Пахре, где я жил у бабушки. Как я поймал первую рыбу!.. Вообще-то слово «детство» я не могу отнести лишь к прошлому. Прав был тот, кто сказал: детство — это не возраст, а состояние души.

— В Москве какие-то любимые ваши места сохранились?

— Не люблю Москву. Уже не люблю. Именно потому, что все любимые места поруганы. И то немногое, последнее, что уцелело, не застраховано от уничтожения. И дерево, и сквер, и дом любой могут снести и вышвырнуть. Стяжатели, которым мало миллиарда, а нужно два, а потом пять — они уже ничего не соображают.

— Наверное, с агрессивной средой нынешних городов особенно трудно смириться художнику.

— Нужно иногда и на себя смотреть со стороны. Не своди счеты, не завидуй, не ругай правительство. Еще Делакуруа говорил, что художник не может состояться, если он ругает своего короля, пусть даже король и правда никуда не годится. Человек должен любить что-то высшее и жить альтернативой. Даже если вокруг все плохо, а ты делай как должно и пусть будет, как будет. А будет все по-божески, поверьте мне.

У нас с женой были чудеса именно в то время, когда они невозможны. Вот вопреки всему. И это я могу связать только с Божьей помощью. Господь услышит и поможет, только ты сам не сломайся, не поддайся беде. Моя Карина часто говорит: «Тебе плохо? Ищи того, кому еще хуже, чем тебе, и бросайся помогать». Поступая так, мы всегда выходили из самых тяжелых испытаний. Из нищенства, болезней, из всего.

— Когда вы работаете с детской книгой, вы представляете себе какого-то конкретного ребенка?

— Когда работал над Винни-Пухом, то делал это для внучки, ей было четыре года. По этой книге она и читать потом научилась. А рисовал я в «Винне-Пухе» свое детство: Григорчиково, шалаши, лес, игры наши…

— Сколько времени занимает у вас иллюстрирование одной книги?

— По-разному. Вот к сборнику поэзии Ивана Сергеевича Тургенева я пять лет делал двуцветные офорты. По тому, что у меня получалось, я чувствовал, что это могли бы быть иллюстрации и к Баратынскому, допустим. Никто мне об этом не говорил, я сам это видел, и мне хотелось добиться в своих работах такой полноты, такой плотности бытия, какую мы видим в капле росы — там весь мир отражается. Я сделал тысячу вариантов и девятьсот девяносто девять отбросил.

— Что дети лучше воспринимают в иллюстрации — реализм или какой-то модернистский стиль?

— Модернистские стили относятся скорее не к иллюстрации, а к дизайну. А иллюстрация — это всегда реализм. Дело не в реализме как таковом. В искусстве важна духовная составляющая и я не знаю, как этого достичь вне реализма.

— Что такой современный стиль в иллюстрировании?

— Это может волновать только ремесленников от искусства. Я никогда не искал новое ради нового, и не думал о том, совпаду ли я в своих работах с модными тенденциями, или нет. Слова «современный» для меня не существует. Категория вечности — вот единственная категория и в жизни, и в искусстве, на которую стоит ориентироваться. Когда-то современники упрекали Андерсена в том, что добро порой проигрывает в его сказках. На что он отвечал: «Добро побеждает в вечности».

— А всегда ли на иллюстрации добро должно побеждать зло?

— Всегда.

— Иллюстрация должна развлекать или питать воображение?

— Она должна развивать.

— Хорошие детские книги учат мечтать, а многие духовники говорят, что мечтательность опасна.

— Мечта сопутствует детству и это прекрасно. Но важно — о чем мечтать. О каком-то навороченном мобильном телефоне, о «крутой» машине или о том, чтобы помогать людям, открыть новое лекарство или новую звезду? Мечты не должны быть пустыми.

— В своих иллюстрациях вы не делаете никакой скидки ребенку, не приседаете на корточки…

— Это для меня принципиально. Ребенок должен чувствовать, что с ним говорят всерьез.

Традиция и компьютер

— Сейчас православные издательства издают много книг для детей. Увы, художественный уровень таких изданий часто удручает. Что с этим делать — может быть открыть факультеты книжного искусства в богословских институтах и духовных академиях?

— Нет, я думаю, что в этих вузах просто должна быть открытая для всех издательств и художников консультация. Например, на факультете церковных художеств или на филологическом. Ведь даже талантливый художник, большой мастер, может быть не совсем грамотным богословски. В средние века художники с рождения впитывали эти знания. Дюрер и Рембрандт, согласитесь, неплохо справлялись с евангельскими темами.

Но недостаток богословских знаний — это полбеды. Есть специалисты, они помогут разобраться. А беда в том, что у нас почти не остается хороших художников. Школа их подготовки — я говорю прежде всего о высшей школе — загибается в России. Если раньше институты брали лучших воспитанников художественных лицеев и училищ, то теперь берут с улицы. Год-два репетиторского натаскивания или обучения в каком-то случайном заведении — и ты уже студент. От беспомощности начинают рисовать под детей, маскируя экспрессией отсутствие академической школы, неумение нарисовать грамотно фигуру человека. А ведь все искусство — вокруг человека, от этого никуда не денешься.

Я не так давно был в Вене в художественной академии и обнаружил, что и там ребята сидят у компьютера. Живопись стала «свободной» — свободной от мастерства, традиций, глубины.

— Теперь понятно, почему наших художников-иллюстраторов так ценят за рубежом.

— Да, оказалось, что русская школа иллюстрации востребована там больше, чем на родине. Все наши лучшие художники работают для зарубежных издательств. И не от хорошей жизни. Если в советское время расценки на оформление книги были совершенно прозрачными и понятными, то сейчас художника обманывают и унижают на каждом шагу. Тебе дают аванс, а после выхода книги ты никому не нужен. Ты даже не знаешь доподлинно, каким тиражом твою книгу выпустили. Мало того: подсовывают такие договоры, по которым в нарушение авторского права издательства не возвращают художнику оригиналы его работ.

Хотя есть, конечно, и порядочные издательства, где любят художника. К счастью, их не так мало, поэтому назову лишь те, что мне сейчас вспомнились: петербургское «Вита Нова», московские «Арбор» и «Мир детства», калининградский «Янтарный сказ».

— Вы не раз бывали на международных биеннале иллюстрации. Как там себя чувствуют наши книжные графики?

— Неуютно. Последнее время и там происходит вытравливание искусства. Компьютер вытравливает мастерство. Слово «традиция» стало обвинением. Когда я последний раз был в Братиславе один польский художник, подводя от имени жюри итоги, сказал страшную, на мой взгляд, фразу: «Ну, наконец-то, победила современная традиция!» Он имел в виду компьютерную графику. И гран-при получила японка за компьютерные картинки. По статусу лауреат на будущий год привозит свою персональную выставку. И она не привезла ни одного рисунка, ей просто нечего было показать. Оказалось, что она вообще не рисует на бумаге и не имеет художественного образования.

У меня была большая выставка в Германии, в старом костеле, и ко мне подходили и старички, и молодые люди: «Спасибо, мы ничего такого уже давно не видим!» Художник работает долго и платить ему надо дорого, а тот, кто подвизается на компьютере, скажет: «Вам «Войну и мир»? Да за неделю сделаю!» И сделает. У нас в университете учатся студенты из одной восточной страны. Из первого выпуска два или три человека еще немного рисовали, а последние уже не рисовали ничего. Они знают программу аниматики и приносят такой ужас, скомпилированный на экране монитора!

Ни одной книги — ради заработка

— Понятно, как служит Богу иконописец. А вот верующий художник-иллюстратор — в чем может состоять его служение Богу?

— Во-первых, в выборе произведения. Ты должен выбрать автора, который помогал бы тебе творить благо, дарить красоту, отдавать последнее. В стремлении соединиться с таким автором, адекватно выразить его духовный и художественный мир, и может заключаться служение. Тогда и Господь подаст силы, укрепит волю…

— Но сейчас, согласитесь, молодому человеку, да еще с семьей трудно пять лет сидеть над иллюстрированием Тургенева. Это просто невозможно.

— Я тоже когда-то думал, что это невозможно. Но все изменилось после встречи с Кариной. Наша жизнь началась с того, что она увидела, над какими книгами я работаю. Большую часть книг она отложила: «Они не стоят твоего внимания, отнесем их обратно в издательство». Я говорю: «А жить как?» «Господь не оставит». И тогда я взялся за сказку «Волшебная шубейка» венгерского писателя Ференца Мора, выбрав самую сложную технику. С тех пор я так и живу. Ни за одну книгу я не брался лишь ради заработка. Так что не надо трусить.

Из напутственного слова к выпускникам факультета графических искусств МГУП профессора Бориса Диодорова (записано на защите дипломов летом 2007 года):

— Я хочу вам пожелать: без промедления беритесь за классику. Она у нас давно не иллюстрируется глубоко, на века. В мире она уже вообще не иллюстрируется. Мы, наверное, последние, кто еще не до конца утратили эту высокую традицию.

Искусство, если оно духовно, — это категория вневременного. Художник должен быть не только профессионалом самой высокой пробы, но еще и личностью. А для этого надо много читать, браться за самые дерзновенные мечты. Я знаю, как это трудно, но я все силы отдам, чтобы помочь вам в осуществлении высоких замыслов. Сейчас одна девочка на третьем курсе заявила тему иллюстраций к «Войне и миру». Вы знаете, как я счастлив! Я мечтал о «Войне и мире» всю жизнь, но мне никто не помог, а я вот сейчас могу помочь, и осуществить это дело совершенно реально. Музей Л. Толстого уже готов нас консультировать…

Мы, ваши старые учителя, пока еще вот живы, но не можем заглядывать далеко. Поэтому — спешите, чтобы мы могли успеть вам помочь… Дай Бог вам справиться с обстоятельствами нашей быстроменяющейся жизни, которая заставляет вас сразу думать о материальном… А вы знаете… я всей своей жизнью подтверждаю: деньги не нужны! Во всяком случае, их отсутствием нельзя себя оправдывать. Нельзя говорить себе: вот сейчас я подзаработаю, а заветные мечты отложу до лучших времен. Так ничего не выйдет. А мечта, если вы не предадите ее, воздаст вам потом по заслугам. Художественные удачи в работе над классикой — они бессмертны. Поверьте мне… Вот смотрю на вас и уже знаю, кто мне поверил.


Беседовал Дмитрий Шеваров

Latest Month

June 2018
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com