?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

АЛЕКСАНДР ВОЦМУШ

ДРУГАЯ ВСЕЛЕННАЯ АЛЕКСАНДРА ВОЦМУША
(Интервью Е. Долгих)



В своем кругу, которым так дорожит художник и который так дорожит им, Воцмуш - это брэнд. Когда-то Александр Шумцов, волею носителя фамилии превращенный в Воцмуша, поставил собственный мир с ног на голову, узаконил игру как принцип существования. Сегодня - как и всю сознательную жизнь - он пишет картины, прозу, песни и сценарии. Существует на два города - Москву и Севастополь. Переезды из одного в другой подчиняет импульсу. Если готовит, то экспромтом, по не воспроизводимым рецептам. Является участником аукциона Sotby`s в Тель-Авиве и более двадцати выставок разной географии. Окончил Крымское Художественное училище. Бросил ВГИК. Работает стремительно - и только акварелью.

- Почему Вашим материалом стала именно акварель?

- Течет красиво. Это просто инструмент, которым я пытаюсь овладеть и благодаря которому доношу то, что хочется сказать. В училище мы писали акварелью, потом перешли на масло. Я масло сразу не полюбил: имеет запах, плохо сохнет, им долго работать. Пачкает одежду - ее потом не отстираешь, халат нужно специальный надевать, мольберт облеплен грязью... Это влияет на процесс: все состоит из кусочков. Акварелью надо работать быстро. А я так устроен, что не могу картину долго писать. Первое возбуждение может смениться чем-то другим. Можно "засохнуть" и потерять интерес к работе. Нужно не упустить этот луч, поймать его и приклеить на бумагу, чтобы не улетел. И завершить на первой, самой главной волне.

- Никогда не возвращаетесь к истории или картине, которую когда-то начали?

- Параллельно существует много историй: морские, городские - я тайно в них живу. Все, что окружает человека, и есть возвращение к каким-то интересным мотивам. Когда долго чем-то занимаешься - теряешь интерес, потому что вокруг возникают всполохи иного, что тоже хочется сделать. Важно не опоздать, потеряв это чувство.

- Вы - человек одной страсти? То есть в процессе работы не возникает искушений: пишете, например, море и вдруг воображение заполоняет город...

- Море сделаю быстро, чтобы к нему интерес не потерять…

(Вероника Ермичева, галерист: По-моему, в духе Воцмуша: если делает море и возник город, то он в море нарисует город - и это будет абсолютно естественно.
Александр Воцмуш: Город можно затопить - пожалуйста...)

- Как давно в Вашей жизни возникло море?

- В четыре года, когда семья из Омска, где я родился, переехала в Севастополь. Причиной была работа родителей: "закрытый" завод переводили из Сибири в Крым. Детский сад оставил замечательные ощущения: белые рубашки, бабочки, запонки, которые постоянно сыпались в суп. Суета такая... В общем, как положено, приятный легкий кошмар. Воспитательницы - злые... иногда.

Параллельно с общеобразовательной школой занимался в художественной студии, где очень хороший преподаватель, Михал Михалыч, "поставил меня на путь" в цвете. Однажды писали-писали какой-то пейзаж; я взял и черной краской сделал тени и асфальт. Как сейчас помню, он подвел меня к окну - асфальт бликовал на солнце - и произнес: "Посмотри, сколько там цветов и оттенков". Я ответил "Да!", но на самом деле ничего не увидел, для меня асфальт оставался черно-белым. Потом были еще другие моменты, когда учитель избавлял меня от чернухи. Чернуха присуща детям: сидишь в школе, рисуешь с пацанами ужастики, лупоглазых людей и так далее...

Еще в детстве занимался виндсерфингом. Он тогда был моден, доска с парусом только-только пришла в Советский Союз. У нас был замечательный тренер. Сейчас на месте той крошечной базы стоит огромный яхт-клуб. Но мы - маленькие мальчики - были первыми...


- Вам важно быть первым?

- Абсолютно не важно. Все становится очевидным по конечному результату, по тому, например, как люди реагируют на работы, смотрят на выставках. Внутри мне что-то говорит: "Старик, все нормально, двигайся дальше". Все началось с художественного училища в Симферополе. Там сложилась компания замечательных людей, которые на самом деле дали мне больше, чем преподаватели - как в творчестве, так и в осмыслении жизни, хорошими советами. Тогда казалось, что училище - самое лучшее время, что в дальнейшем ничего интереснее и торжественнее не будет. Оказалось, не так.

- Часто ли возникает потребность менять круг общения?

- Мне всегда везло на интересных людей. Общение бывает настолько насыщенным, что порой очень люблю находиться один. В армии, попав в погранвойска, встретил хорошего товарища, с которым мы до сих пор дружим. У нас похожие взгляды на жизнь - и в общем, широком, и в маленьком, детальном, смыслах. В армии меня очень удачно побросало: Одесса, Киев, Брест. Заставы, новые товарищи-друзья, самоволки, гауптвахты… Даже была своя подпольная музыкальная группа, писали песенки. И до сих пор балуюсь, а тогда было страшное желание бряцать и что-то там орать.

После армии пришел домой, собирался отдохнуть - не получилось. Помня мое желание поступать во ВГИК, мама сказала - нечего отдыхать, езжай в Москву, поступай. Сдал экзамены - сразу не взяли, но был дополнительный набор, требовалось ждать. В ожидании решения десять дней рисуя на Арбате, встретил очень хорошего человека, как раз студента ВГИКа, который учился на анимации. Он присел рядом со мной, сказал: "Приколько рисуешь..." Потом очень многое мне разъяснил про жизнь и творчество. Так же много дал преподаватель Курчевский - известный мультипликатор, веселый человек. Сейчас даже точно сформулировать не могу, как именно это все происходило. Но, к сожалению, на втором курсе я бросил учебу и отправился в свободное творческое плавание.

- "К сожалению" для себя или для сообщества?

Для себя - не к сожалению. До сих пор занимаюсь тем, что вижу, как хочу. Я очень ерепенистый - не люблю, когда что-то давит. В этом смысле все сложилось, слава Богу, хорошо. Неоконченное высшее меня не тревожит - это в жизни не самое главное. Главное - чтобы было желание и результат. Ну, и процесс важен... Многие люди не имеют диплома, что не мешает им быть интересными художниками или артистами. Я - человек очень ленивый в том, что мне неинтересно. Например, у меня проблемы с языками, а во ВГИКе английский преподавала очень хорошая женщина - была ответственность перед ней... Или академические вещи - рисунок, живопись - у меня никогда не шли, не получались. Делал их без интереса, как мне казалось - тратил свое время, не тем занимался. Когда надо было что-то академически штриховать - меня всегда вело в сторону карикатуры. Предмет "гражданская оборона" преподавал некий полковник, который меня - человека после армии - просто замучил: вызывал к себе по партийной линии, отчитывал... И так далее. Вообще, лень было просыпаться, потому пропускал занятия. А так - ноги свесил с кровати, взял планшет с работой, которую делал накануне, и продолжил ее, понимая, что занимаешься своим делом. И интересно, и результат есть.

(Вика Кудрявцева, жена художника, дизайнер: Известно, что Воцмуш совершенно не приемлет однообразия. Известно и то, что при всем этом он встает раньше всех и становится за работу. Что бы ни было - он за мольбертом, наш самый стихийный, неуловимый и менее всех загнанный в рамки Воцмуш. Он сам себя лучше всех организует.)


- Альбом Ваших работ открывается статьей, Вами же написанной. Говорить о себе в третьем лице - просто художественный прием или привычка к рефлексии?

- Когда в мой альбом потребовалась статья - я, лежа на диване, не задумываясь, сочинил ее так, как умел. Не очень люблю напрягаться в таких вопросах. В Севастополе у нас есть деревня художников, где мы уже пять лет снимаем свое кино - короткие сюжеты, для которых я пишу сценарии. Мне нравится это занятие, нравится прописывать диалоги. В нашей деревне 12 домиков на берегу моря. Порой компании собираются до пятидесяти человек. Там и кино, и музыка, и театр. В ближайшие каникулы хотим записать альбом - есть еще как бы группа, "Крымский вал". В общем, встречи, новые впечатления… По утрам стучатся в ворота местные рыбаки. Пять лет назад они были юные, сейчас им уже за двадцать. Представляете: открывается дверь - за ней стоит человек с сеткой, в которой крабы шевелятся, рапаны (это ракушки, свежайшие), большие рыбы. Приобретаешь все и вечером на углях... В общем, как будто живешь в какой-то истории. Иногда подумаешь - неплохо получается.


- Сильно ли отличаются воздействия на Вас Москвы и Севастополя?

- В Москве воздух горчее, автобусы пыхтят…

- А если иметь в виду художественные темпераменты двух городов...

- Так с этого все начинается - с запаха, подземелья, беспокойства. Темнота присутствует; мне в Москве неуютно. Энергетически в столице не так весело, как в маленьких городах, особенно южных. Но на творчество это не влияет - главное, чтоб солнце было, я работаю только при дневном свете. Мне не надо каких-то сумасшедших условий. Есть две "набитые" точки, стартовые площадки в Москве, куда подходишь, встал - и полетел.

- Фраза из той же статьи - "Для Воцмуша очень важен первый энергетический импульс, посыл, акт зарождения жизни будущих объектов в пространстве листа"...

- Нужно почувствовать - когда именно подойти к мольберту. Нужно услышать щелчок. Бац! - все, пора. В начале же бумагу смачивают водой, потом делают первые шаги. Пишешь небо - берешь толстый флейц, набираешь колер: и по текущей вниз воде идет краска... Тогда живыми, уверенными движениями - которые не специально просчитываются, а делаются чуть ли не закрыв глаза - надо "ударить" облако… Или - птица пролетела… Если первый мазок случился не вялым, а четким, и он действительно тебя радует - значит, картина "пошла". А если этого не произошло, если начало тебе не в кайф - можно все закрывать и идти гулять. На самом деле, с опытом ляпов все меньше. Пора стрелять точнее, "в десятку".

- Как часто такие "щелчки" случаются?

- Постоянно. Это называется интуицией. Что-то сердцу говорит: "вот, сейчас пойдите, пожалуйста, туда, поговорите с тем-то, позвоните детям…

- Вы такой счастливый художник, что можете безоглядно доверять своей интуиции?

- Я не задумываюсь об этом. Просто живу, смотрю на мир, люблю в метро ездить - там такие персонажи, столько материала. А сейчас получается, что и быстрее под землей передвигаться. Как-то в Крыму с товарищем купили машину. Он так хорошо меня научил, что я сдал экзамены с первого раза, получил права - даже сам не ожидал. В Крыму люди виночерпаемы; гонял по пересеченной местности в веселом состоянии… В Москве у меня машины нет, что абсолютно нормально - я свободен от этого вопроса.

- Можно предположить, что Вы вообще мало обращаете внимания на традиционные средства коммуникации: игнорируете компьютер, почти не пользуетесь мобильным телефоном. Это - выражения любви к одиночеству?

- Да, не хочу, чтобы дергали. Я иду, нахожусь где-то в своей программе. Это значит "не здесь": есть другая вселенная, которая внутри. Там происходят свои процессы, и когда меня из них вырывают, я точно не могу сказать, что следует делать - мне тяжело выйти... То есть легко, конечно, но - зачем?


- "Лист должен пылать, примагничивать, а затем хорошим хлестким боковым ударом в центр чувств опрокидывать зрителя на пол" ...

- На самом деле, это я про себя. Иду, и что-то меня поражает: сюжет в жизни или кино, театр, живопись… Это такой класс! Невероятно, как автор смог или какая-то ситуация сработала - так точно, метко, здорово. Это состояние "опрокинутого зрителя" в прекрасном самочувствии, когда настоящее, подобного которому ни разу не видел, во мне правильно отпечаталось. Опрокинутый зритель - это я.

- Как складываются Ваши отношения с галеристами?

- Очень легко и хорошо. В Севастополе есть замечательный человек, Леонид Юрьевич; в его галерее "Зеленая пирамида" у меня была первая персональная выставка. Среди галеристов есть удивительные люди: с юмором, балагуры – то, что надо…

- Вы считаете, это все профессиональные качества?

- После дела это - главные качества. В моих сегодняшних отношениях с галеристами прекрасно то, что на данный момент я абсолютно свободен от каких-то условий: делаю, что хочу.

- А такое слово как ревность присутствует в их отношении к Вам?

- Наверное, есть. Но у галеристов много хороших художников.

- Действительно считаете, что хороших художников может быть много?

- Нет. Членов всевозможных союзов и фондов много, а хороших художников мало. Это мое твердое убеждение.


- Стремитесь ли воздействовать на дочь - в художественном смысле?

- Недавно попросил Стешу, которой семь лет, сделать книгу. Она сама рисует и сама пишет сказки. Было четыре сказки, каждая занимала три странички: очень короткие, емкие и законченные. Жила-была девочка Соня. У нее были крылья. Она пошла на праздник и упала в пропасть в море. Все. Или вторая девочка, которую звали Красная Тьма. Она превратилась в лошадь. Поехали. Потом Красная Тьма съела людей. Книга сделана в картинках, очень интересна по композиции и вообще крайне обаятельна.

- Должно быть, легкая воинственность последнего сюжета - дань папе? Слова, которыми Вы пользуетесь для описания художественных движений, кажутся достаточно концептуальными: "стрелять", "ударить"…

- Мне очень близка каллиграфия. Нельзя растягивать линию. Надо сразу резать, как саблей. Нужно, чтобы энергия была в каждом движении, причем не искусственно, а естественно - как музыка...


- Отношения со зрителем для Вас - война?

- Есть такое слово - "конфликт": когда ты видишь нечто удивительное, заставляющее твои внутренние колесики поворачиваться в правильную сторону. Хороший конфликт, "с мурашками" - это интересно. А мурашки могут быть от чего угодно: от холодной воды, от праздника, от того, что вдруг нечто почувствовал как в детстве - когда впервые удивился и внутри тебя заиграло... Я ничего никому не пытаюсь доказывать своими работами. Я, в первую очередь, получаю удовольствие. Это - чистый наркотик творчества. Или чистая жизнь - без допинга. Просто чудо.

А вообще у меня сложилось впечатление, что в душе Вы немного хулиган, но очень позитивный.




livejournal Аруша Воцмуша

Ранее о художнике здесь


Latest Month

March 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com