Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

(no subject)

VFL.RU - ваш фотохостинг

Было – Будет

У Осени в саду, по золотым аллеям,

Мечтая, я бродил, в сиянье Сентября.

Я видел призраки, подобные камеям,

На них светила мне вечерняя заря.

Они мне нравились, их четкий профиль, взоры,

Гармония всех черт, спокойствие мечты.

И к ним так стройно шли все краски, все узоры,

В воздушность кружева сплетенные листы.

Но счастья не было. Была одна умильность.

Красиво, но на всем бесстрастия печать.

У Осени в саду – зеркальная могильность.

И стали шепоты мне душу вопрошать.

«Когда ты счастлив был?» шепнул мне лист, спадая.

«Когда ты счастлив был?» спросила Тишина.

«Иди за мной! За мной!» шепнула, улетая,

Виденьем бывшая и в Осени, Весна.

«Я счастлив был, когда ты был слегка зеленым».

Промолвил я листу. И молвил Тишине: –

«Я счастлив был, когда скользил по светлым склонам

Моих безумств. Прощай!» И я ушел к Весне.

2

«Был ли счастлив ты когда?»

Забурлив, заговорила

Мне разливная вода.

«Был ли счастлив ты когда?»

«Было, было, было, было».

Прожурчали мне ручьи: –

«Жил ли ты когда, ликуя?»

«Посмотри в глаза мои.

Знаю, знаю, в забытьи,

Знаю сладость поцелуя».

Все шепнуло мне смеясь: –

«Будет снова, если было.

Не обманывай лишь нас».

И вскричал я: «В добрый час».

«Было, было, было, было».

Константин Бальмонт

< Из цикла «Преломление», сб. «Птицы в воздухе», Опубл.: 1908 >

(no subject)

Морские существа

Искусство глины

Практически все мировые гончарные производители имеют в своей коллекции продукцию с морской тематикой. Разнообразие форм существ, населяющих морской мир, прекрасно подходят для украшения керамики.


Фабрика «Lenci» (Турин, Италия). Название фабрики является аббревиатурой от латинского девиза «Ludus Est Nobis Constanter Industria», что в переводе означает «Игра - работа для нас».

Статуэтка «Водная сцена с русалкой и ребёнком», Art Deco, 1935г.

Collapse )

(no subject)

Собранье пёстрых глав


Цвет - это категория интеллектуальная, собрание символов и условностей. В аутентичных библейских текстах и первых греческих переводах нет обозначения цветов. Они появляются позднее. Арамейское слово «богатый» на латинский язык переводилось как «красный». «Грязный» превращается в «серый» или «чёрный», «восхитительный» стал «пурпурным». Наше восприятие цвета меняется по совокупности причин, в разные эпохи мы видим разные цвета. Гёте говорил: «Платье красное, если я таковым его вижу». Живопись старых мастеров никогда уже не предстанет перед нами такой, какой она виделась современникам Рембрандта, Рубенса или Боттичелли: восприятие света и тени с тех пор глобально изменилось. Это не значит, что изменился глаз человека, просто наши предки наполняли цвета иным смыслом. Теперь уже достоверно известно, что каждый цвет имеет свою историю, географию и даже философию. Различают шесть основополагающих тонов: синий, красный, белый, зелёный, чёрный и жёлтый.

Самым ценимым до сих пор остаётся синий и его оттенки. Согласно исследованиям, проведённым ещё в 1890 году, он оказался любимым в равной степени мужчинами и женщинами и во всех концах света: на Сицилии, в Нью-Йорке, Париже и даже Новой Зеландии. Одни лишь японцы предпочли ему красный. А ведь примерно до XII века особой любви к синему никто не испытывал. Римляне считали его варварским цветом, пришедшим вместе с германскими племенами севера. Огромным недостатком для древнеримской женщины было иметь голубые глаза, а мужчина с таким цветам  глаз и вовсе становился посмешищем. В раннем средневековье вдруг обнаружилось, что христианский бог - это бог света, а свет имел голубую окраску. Богородицу стали представлять в голубых одеждах. Короли провозгласили себя божьими посланцами на земле, и одежда королей тоже стала голубой. Даже Реформация, ополчившаяся на жизнерадостные цвета, голубой приняла наравне с белым, серым, чёрным и коричневым. Расцвет светло-синего наступил в эпоху Просвещения, особенно его полюбили романтичные немцы. Страдания юного Вертера превратили синий в символ меланхолии.

Зато зелёный был и остаётся самым многоликим и загадочным. В своём трактате о цвете Гёте считает что зелёный успокоительно действует на нервную систему. Некоторые его соотечественники, наооборот, считали зелёный цвет признаком эксцентричности. Для многих он почему-то превратился в символ банальности. Учёные же полагают, что это цвет - «не в фокусе». Его нельзя чётко охарактеризовать, он размыт. Видимо, поэтому есть люди, которые его не любят и боятся. В венецианских казино XVI века карты впервые стали раскладывать на зелёном сукне, и во все последующие времена азартные игры ассоциировались с зелёным. Он заслужил репутацию цвета, от которого зависят везение и невезение, случай, судьба…

Страстный красный. Некогда он символизировал запретный грех, но при венчании невесты облачались в «богатые» красные платья. Для протестантов красный аморален, для Ватикана же это цвет кардинальской сутаны. Сначала он считался сугубо мужским - знаком власти и войны; женщины, наоборот, по примеру Богоматери, одевались в светло-синее. XVI век, религиозные войны кардинально изменили мироощущение: отныне менее броский, спокойный синий чаще встречается в мужском платье, а чувственный красный отдан женщинам. Красный - это и цвет праздника, и цвет революции, крови…

Увлечение Востоком не изменило предвзятого отношения к жёлтому цвету, несмотря на то, что в Китае он считается  самым благородным, обозначает мудрость, власть, богатство. Носить жёлтые одежды разрешалось лишь императору. До прихода христианства в Европу римляне относились к нему толерантно, жёлтый был принят на свадебных церемониях, но средневековье превратило его в символ предательства: Иуда на картинах всегда в жёлтом. Этим же цветом выкрашивали дома фальшивомонетчиков. Считается, что каждый из шести основных цветов двойственен, несёт в себе как положительные черты, так и отрицательные; жёлтый оказался для европейцев единственным цветом, не наполненным никаким положительным смыслом. На протяжении веков желтизна была признаком нездоровья, осени и умирания природы. В XIX веке за жёлтым окончательно закрепилась слава цвета измен и обмана. На карикатурах обманутых мужей рисовали в жёлтых штанах или вешали на них жёлтый галстук. Только с появлением  подсолнухов Ван Гога жёлтый был немного реабилитирован, а абстрактное искусство XX века ввело его в повседневный обиход. Расцвет жёлтого наступил в беспечные 70-е годы прошлого века, когда всё окрасилось в цвета солнца. Однако задор молодости прошёл, и жёлтого цвета европейцы снова старательно избегают.

Несмотря на все модные веяния, символами элегантности, хорошего тона, истинной роскоши остаются два цвета - чёрный и белый, а также приглушённые полутона. Социологи предостерегают от чёрно-белой монотонности, которая не даёт развиваться вкусу, и не советуют перебарщивать с многоцветьем.

Запомните главное - избыток цвета убивает цвет.

Текст: Суррия Садекова

(no subject)

                                                         


                                                          Художник М. Григорьев, 1957

(no subject)

Сергей Васильевич Чехонин —

«мастер советского ампира»
(часть I)


С. Чехонин / Абрам Эфрос и Николай Пунин. — Москва ; Петроград : Государственное издательство, [1924]


С. Чехонин / Абрам Эфрос и Николай Пунин. — Москва ; Петроград : Государственное издательство, [1924]

Сергей Васильевич Чехонин (1878, Лыкошино, Новгородская губерния — 23 февраля 1936, Лёррах, Баден-Вюртемберг, Германия) — русский художник и график, член художественного объединения «Мир искусства» и ученик И. Е. Репина. Один из первых создателей «агитационного фарфора», художественный руководитель Государственного фарфорового завода в Ленинграде (в настоящее время ЛФЗ). Сергей Чехонин выработал характерную манеру каллиграфически изощрённого рисунка кистью, основанных на декоративно-орнаментальной стилизации мотивов русского ампира (цветочные гирлянды, букеты и пр.), в советское время сочетая их с революционными лозунгами и эмблемами. Этот новый стиль А. М. Эфрос назвал «советским ампиром».

Публикуемое издание посвящено творчеству С. В. Чехонина. В книге содержится множество его наиболее удачных работ, среди которых рисунки, портреты, а также опыты Чехонина в области книжной графики (виньетки, заставки, иллюстрации). Многочисленные репродукции предваряются двумя вступительными статьями — «Мастер советского ампира» авторства известного искусствоведа и переводчика Абрама Эфроса и «О мастерстве С. В. Чехонина» критика Николая Пунина. Издание даёт возможность ознакомиться с работами Чехонина и оценить его вклад в русское и советское искусство.

С. Чехонин / Абрам Эфрос и Николай Пунин. — Москва ; Петроград : Государственное издательство, [1924]. — 112, [1] с., [13] л. цв. ил. : ил., портр., цв. ил.

Художественная редакция С. А. Абрамова.

Collapse )

(no subject)

Сергей Васильевич Чехонин —

«мастер советского ампира»
(часть II)


4

Что это было? — Это было нечто настолько редкое в живом кругу чувств, волнующих современного художника, что не будь послеоктябрьского периода в чехонинском искусстве, открыто, программно, страстно бросавшем свои лозунги, — можно было бы направить характеристику в любую сторону, но только не в эту. Искусство всходит на страсти. Художников, увлекавшихся ампирной классикой, было у нас необычайно много. Классицизм давно стал общим местом. Целых два поколения толпилось здесь с 1900 года. Они были так цепки и довольствовались столь малым, что на самых лысых местах, где ничто не прививалось, это пушилось какими-то ростками и мшисто затягивалось. Выросло громадное племя декораторов, прикладников, графиков, от Бенуа до молодого Нарбута, — и Чехонин был в их числе. До лейпцигской выставки, до военных лет, он казался таким же, как они, — он отличался от них какими-то пятнышками, крапинками, полосками, может быть очень важными и тонкими, но с общей, родовой точки зрения, мало заметными и совсем несущественными. — Это был утенок среди утят.

Collapse )

(no subject)

Список графики С.В. Чехонина
(часть II)

(Составили П. И. Нерадовский и Ф. Ф. Нотгафт)

(Под графикой составители списка понимают все те работы художника, которые были исполнены для воспроизведения в печати).


Сергей Васильевич Чехонин. Виньетка.


Collapse )