Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

(no subject)

Приветствую всех гостей и друзей моего журнала!


Цель художника - превратить каждую историю в настоящий миф, способный в дальнейшем жить собственной жизнью, не зависящий от его создателя.

(no subject)

Наталья Гончарова. Пьеро и Коломбина


VFL.RU - ваш фотохостинг

Автопортрет с Михаилом Ларионовым, 1906г.

Мой Арлекин чуть-чуть мудрец,

так мало говорит,

мой Арлекин чуть-чуть хитрец,

хотя простак на вид,

ах, Арлекину моему

успех и слава ни к чему,

одна любовь ему нужна,

и я его жена.

Он разрешит любой вопрос,

хотя на вид простак,

на самом деле он не прост,

мой Арлекин — чудак.

Увы, он сложный человек,

но главная беда,

что слишком часто смотрит вверх

в последние года.

А в облаках летят, летят,

летят во все концы,

а в небесах свистят, свистят

безумные птенцы,

и белый свет, железный свист

я вижу из окна,

ах, Боже мой, как много птиц,

а жизнь всего одна.

Мой Арлекин чуть-чуть мудрец,

хотя простак на вид, —

нам скоро всем придет конец —

вот так он говорит,

мой Арлекин хитрец, простак,

привык к любым вещам,

он что-то ищет в небесах

и плачет по ночам.

Я Коломбина, я жена,

я езжу вслед за ним,

свеча в фургоне зажжена,

нам хорошо одним,

в вечернем небе высоко

птенцы, а я смотрю.

Но что-то в этом от того,

чего я не люблю.

Проходят дни, проходят дни

вдоль городов и сел,

мелькают новые огни

и музыка и сор,

и в этих селах, в городках

я коврик выношу,

и муж мой ходит на руках,

а я опять пляшу.

На всей земле, на всей земле

не так уж много мест,

вот Петроград шумит во мгле,

в который раз мы здесь.

Он Арлекина моего

в свою уводит мглу.

Но что-то в этом от того,

чего я не люблю.

Сожми виски, сожми виски,

сотри огонь с лица,

да, что-то в этом от тоски,

которой нет конца!

Мы в этом мире на столе

совсем чуть-чуть берем,

мы едем, едем по земле,

покуда не умрем.

Иосиф Бродский — Романс Коломбины

(no subject)

VFL.RU - ваш фотохостинг

Было – Будет

У Осени в саду, по золотым аллеям,

Мечтая, я бродил, в сиянье Сентября.

Я видел призраки, подобные камеям,

На них светила мне вечерняя заря.

Они мне нравились, их четкий профиль, взоры,

Гармония всех черт, спокойствие мечты.

И к ним так стройно шли все краски, все узоры,

В воздушность кружева сплетенные листы.

Но счастья не было. Была одна умильность.

Красиво, но на всем бесстрастия печать.

У Осени в саду – зеркальная могильность.

И стали шепоты мне душу вопрошать.

«Когда ты счастлив был?» шепнул мне лист, спадая.

«Когда ты счастлив был?» спросила Тишина.

«Иди за мной! За мной!» шепнула, улетая,

Виденьем бывшая и в Осени, Весна.

«Я счастлив был, когда ты был слегка зеленым».

Промолвил я листу. И молвил Тишине: –

«Я счастлив был, когда скользил по светлым склонам

Моих безумств. Прощай!» И я ушел к Весне.

2

«Был ли счастлив ты когда?»

Забурлив, заговорила

Мне разливная вода.

«Был ли счастлив ты когда?»

«Было, было, было, было».

Прожурчали мне ручьи: –

«Жил ли ты когда, ликуя?»

«Посмотри в глаза мои.

Знаю, знаю, в забытьи,

Знаю сладость поцелуя».

Все шепнуло мне смеясь: –

«Будет снова, если было.

Не обманывай лишь нас».

И вскричал я: «В добрый час».

«Было, было, было, было».

Константин Бальмонт

< Из цикла «Преломление», сб. «Птицы в воздухе», Опубл.: 1908 >

(no subject)

0e52026eaaacc7c0446aa6d328f7e16f

ИФЗ

Композиция "Ладья"

Автор : Цветкова Л.Ю.



ВЕЧЕР

О счастье мы всегда лишь вспоминаем.

А счастье всюду. Может быть, оно

Вот этот сад осенний за сараем

И чистый воздух, льющийся в окно.

В бездонном небе легким белым краем

Встает, сияет облако. Давно

Слежу за ним... Мы мало видим, знаем,

А счастье только знающим дано.

Окно открыто. Пискнула и села

На подоконник птичка. И от книг

Усталый взгляд я отвожу на миг.

День вечереет, небо опустело.

Гул молотилки слышен на гумне...

Я вижу, слышу, счастлив. Все во мне.

И.А. Бунин

<1909>

(no subject)

РОМАНС КОЛОМБИНЫ
101.jpg

Сергей Васильевич Чехонин
Буква А (Арлекин) из Сказочной азбуки. 1919—1920



Мой Арлекин чуть-чуть хитрец,
Так мало говорит.
Мой Арлекин чуть-чуть мудрец,
Хотя простак на вид.
Ах, Арлекину моему
Успех и слава ни к чему,
Одна любовь ему нужна,
И я - его жена.

Он разрешит любой вопрос,
Хотя на вид простак,
На самом деле он не прост,
Мой Арлекин - чудак.
Увы, он сложный человек,
Но главная беда,
Что слишком часто смотрит вверх
В последние года.

А в небесах летят, летят,
Летят во все концы,
А в небесах свистят, свистят
Железные птенцы.
И белый свет, железный свист
Я вижу из окна.
Ах, Боже мой, как много птиц,
А жизнь всего одна.

Мой Арлекин чуть-чуть мудрец,
Хотя простак на вид.
- Нам скоро всем придет конец! -
Вот так он говорит.
Мой Арлекин хитрец, простак,
Привык к любым вещам,
Он что-то ищет в небесах
И плачет по ночам.

Я Коломбина, я жена,
Я езжу вслед за ним.
Свеча в фургоне зажжена,
Нам хорошо одним,
В вечернем небе высоко
Птенцы, и я смотрю.
Но что-то в этом от того,
Чего я не люблю.

Проходят дни, проходят дни
Вдоль городов и сёл,
Мелькают новые огни
И музыка, и сор,
И в этих селах, городах
Я коврик выношу,
И муж мой ходит на руках,
А я опять пляшу.

На всей земле, на всей земле
Не так уж много мест.
Вот Петроград шумит во мгле,
В который раз мы здесь.
Он Арлекина моего
В свою уводит мглу.
Но что-то в этом от того,
Чего я не люблю.

Сожми виски, сожми виски,
Сотри огонь с лица,
Да, что-то в этом от тоски,
Которой нет конца!
Мы в этом мире на столе
Совсем чуть-чуть берём.
Мы едем, едем по земле,
Покуда не умрём.

Иосиф Бродский

(no subject)

С ДНЕМ ПОБЕДЫ
georgievskaya_lenta_tulpany.jpg


Первый салют в Москве



Когда впервые над столицей

Салют раздался громовой,

Неслись испуганные птицы

Над освещенною Москвой.

Со всех сторон —

С Тверской, с Неглинной,

Над площадями, над Арбатом

Они метались стаей длинной

И в темноту неслись куда-то.

К Москве суровой, затемненной

Давно привыкли и они.

И вдруг огни над Малой Бронной,

И над бульварами огни.

Впервые небо разгоралось,

Река сияла серебром...

Наверно, птицам показалось:

Весна в Москве!  Весенний гром!

А.Барто